На главную

ПОИСК

 

111
Новости
Аналитика
Комментарии и интервью
Пресс-релизы
Афиша
Мероприятия РНКАТНО
Фоторепортаж

Татарская община
О РНКАТНО
Праздники и традиции
Национальная кухня
Татарские имена
Культура
Из истории
Выдающиеся татары
Ветераны
Наша молодежь
Татарские села области
Уроки татарского


Газета <Мишар доньясы>
Приложение <Миллят>

Библиотека
Энциклопедия

Благотворительность

Служба знакомств
Форум
Чат
Обратная связь
Карта сайта
Наши баннеры
О проекте

Другие национальные
объединения области
 
:: Муса Джалиль. Столетие со дня рождения поэта-антифашиста

памятник Джалилю, Казань«Сто лет назад в обычной татарской семье родился Муса Джалиль — человек, прославивший татарский народ своим ярким поэтическим творчеством и беспримерным подвигом… Открытый, светлый, одаренный Джалиль щедро раздавал окружающим богатства совей души. Таким запомнили его современники в мирное время. Полным священной ненависти к врагу, страстной жажды свободы знали его товарищи по сопротивлению в застенках фашистского плена…
Его жизнь, творчество и смерть — вдохновляющий пример сильной многосторонней личности, гордость всей многонациональной России и татарского народа, взрастившего бессмертного поэта-героя», — такие добрые слова сказал о Мусе Джалиле Президент Республики Татарстан Минтимер Шарипович Шаймиев.

Предлагаем вашему вниманию повествование о своем жизненном пути самого Джалиля — скромную автобиографию, написанную в 1939 году:

Муса Джалиль с матерью Рахимой и сестрой Хадичей«Я родился в 1906 году в семье Мустафы, сына Гзбдельджалила, в деревне Мустафино бывшей Оренбургской губернии (ныне Чкаловская область). В те времена отец мой крестьянствовал. А в 1913 году он попытался заняться мелкой торговлей, разорился, распродал все, что имел, землю, дом, и был вынужден уехать в город. В городе отец пробовал много занятий, хватался то за одно, то за другое: был старьевщиком, собирал обноски и продавал на толчке; однажды устроился приказчиком, затем пошел в пекари. Но жизнь никак не налаживалась. В 1918 году он вернулся в деревню. Там он и умер в 1919 году.

Учиться я пошел сначала в деревенский мектеб (школу), а после переезда в город ходил в начальные классы медресе (духовной школы) «Хусаиния». Когда родные уехали в деревню, я остался в пансионате медресе.

медресе «Хусаиния»В эти годы «Хусаиния» была уже далеко не прежняя. Октябрьская революция, борьба за Советскую власть, ее укрепление сильно повлияли на медресе. Внутри «Хусаинии» обостряется борьба между детьми баев, мулл, националистами, защитниками религии и сыновьями бедняков, революционно мыслящей молодежью. Я всегда стоял на стороне последних и весной 1919 года записался в только что возникшую оренбургскую комсомольскую организацию, боролся за распространение в медресе влияния комсомола.

С ранних отроческих лет интересовался стихами, литературой. И в 1916 году сам начал сочинять стихи. Стихотворения 1916-1917 годов не сохранились. Одно стихотворение написанное в 1917 году против войны в Европе, я было послал в газету «Вакыт», но не напечатали.

1919 год... Оренбург в кольце белогвардейцев. Части Красной Армии, защищая город от наседавших казаков, которых было в 3-4 раза больше, сражались с удивительным героизмом. Казаки обстреливали город из пушек, поставленных на противоположной стороне Урала. Бои за город шли долго.

В это время в Оренбурге выходила газета «Кызыл Йолдыз» («Красная звезда») орган большевиков Туркестанского фронта. В ту пору, в 1919 году, я писал стихи, полные ненависти к белым бандам; стихи звали рабоче-крестьянскую молодежь в ряды Красной Армии. Около десяти таких стихотворений напечатано в газете «Кызыл Йолдыз».

Помнится, я со своим одноклассником, засунув за пазуху стихи, направился в редакцию «Кызыл Йолдыз». Это был сентябрь 1919 года. Вошли в редакцию. И оба, не зная, что сказать, только озирались да растерянно глядели друг на друга. Все работники редакции в военной форме. К нам подошли.

— Ребята, что пришли?

Я смущенно вытащил из-за пазухи бумажный сверток. Я принес три стихотворения: «Счастье», «Ушли», «Красной Армии». Все, кто был в редакции, сгрудившись, стали их читать. Стихи, кажется, очень понравились.

— Кто это написал?

Мой приятель Идият торопливо ткнул в меня:

— Вот он написал...

Муса с другом ИдиятомЯ покраснел. Я был очень маленького роста. Редактор внимательно поглядел и, быстро приподняв меня, поставил на стул. Все смотрели и смеялись:

— Сколько тебе лет? Где учишься? Чей сын?

А я не знаю, что и сказать. Меня начали хвалить.

На другой день на первой странице газеты появилось мое стихотворение «Счастье». Одно за другим «Кызыл Йолдыз» напечатала все три стихотворения. Потом я снова принес стихи. И они были опубликованы. Под моими стихами ставили подпись «Маленький Джалиль». Вот так я стал известен в Оренбурге. Вскоре умер отец (1919); нужно было возвращаться в деревню.

В деревне еще не было комсомольцев. А среди учеников образовалась детская организация, в которой было около сорока человек. Назвали ее сначала «Кызыл Йолдыз», а потом «Кызыл чэчэк» (Красный цветок). Я был председателем. У нас была библиотека, журнал, клуб. И мы каждую неделю ставили на деревенской сцене спектакли для детей. Для них я написал несколько пьес.

Эта организация сыграла большую роль в развитии детского коммунистического движения в нашем районе. Впоследствии она была объединена с губернским Пролетарским детским театром-клубом и работала под его руководством. «Красный цветок» один из первых зародышей пионерского движения в наших краях.

В феврале 1920 года в деревне появляется комсомольская ячейка, куда и я вошел. И уже вместе с комсомольцами продолжал работу в детской организации. В1920-21 годы в нашей стране подняли голову кулаки. Они устраивали бунты, сколачивали банды. Для борьбы с этими бандами среди сельских комсомольцев создавались добровольческие отряды коммунаров. Я входил в один из этих отрядов и участвовал в разгроме кулацких шаек.

В 1921 году в деревню пришел жестокий голод. Мы с товарищем ушли из деревни, пешком прошли 150 километров до города. Но и в городе меня не поджидало счастье. Я подружился с мальчишками, промышлявшими хлеб насущный в базарной сутолоке. Два месяца ел что попало, ночевал где придется, воровал, был беспризорником.

В те дни встретился я с одним из сотрудников газеты «Кызыл Йолдыз» и своим учителем Нурганом Надеевым. Они пожалели меня и боясь, что пропаду, устроили несмотря на мои юные годы, через губком в Оренбургскую военно-партийную школу. Ученики школы выполняли и воинские обязанности: несли в городе караульную службу, сражались с бандами. Так рано взял я в руки винтовку, стал бойцом.

Обязанности эти оказались мне еще не по силам. Проучившись в военно-партийной школе шесть месяцев, я тяжело заболел и около года пролежал в больнице.

По выздоровлении меня, бывшего шакирда медресе «Хусаиния», взяли в педагогическое учебное заведение, основанное на месте прежнего медресе. Но в учебе моей было мало проку, я еще не оправился после болезни. В 1922 году, вновь вспомнив увлечение поэзией, написал много стихотворений. В эти годы я прилежно читал Омара Хайяма, Саади, Хафиза, из татарских поэтов — Дердмэнда. И стихи мои этого времени под их влиянием, романтичны. Написанные в эти годы «Гори, мир», «В плену», «Перед смертью», «Престол из колосьев», «Единодушие», «Совет» и другие наиболее характерные для этого периода.

По совету кое-кого из друзей осенью 1922 года поехал в Казань. До этого я в Казани не бывал. Знакомых у меня там не было. Меня вела в Казань, окрыляла вера в политическую силу.

Добирался я с великими трудностями. Но вот и Казань. Встречи с писателями. Учиться было уже поздно. Устроился я переписчиком в редакцию газеты «Татарстан». По приезде в Казань стихи мои стали выходить один за другим в газетах и журналах. Осенью 1923 года поступил на татарский рабфак, закончил его успешно в 1925 году. Рабфак серьезно повлиял на мои творческие поиски.

В 1922-1923 годы я был далек от реального воплощения социалистической действительности. Мои творческие принципы были таковы, что я был не в силах отобразить современную жизнь. Тематика стихов была далека от жизни. В годы рабфака в моем творчестве наметился переворот. В 1924 году я стал писать совсем иначе. Революционная борьба, рабочие будни фабрик и заводов, темы новой деревни входят в стихи в своем реально-жизненном виде. Можно, к примеру, указать на «Песню старой Сибири», «Больного комсомольца», «Старика труда», «В объятиях завода», «Дитя труда», «Газету», «Со съезда», «Ночной марш» и некоторые другие (они опубликованы в 1925 году в сборнике «Барабыз» — «Идем»).

В 1923 году написано несколько пьес. «Девушка Бибкай», «Гусиные крылья» игрались на сценах Казани и Уфы.

В 1925 году, закончив рабфак, я вернулся в Оренбург, чтобы помогать своим родным. Оренбургский губком направил меня инструктором в Орский уездный комитет комсомола. Комсомольская работа обогатила мой жизненный опыт, закалила меня, воспитала во мне новый взгляд на жизнь.

В 1927-28 годы я продолжал комсомольскую работу уже в Москве. Закончил литературный факультет Московского государственного университета. Работал ответственным редактором детских журналов «Юные товарищи», «Октябренок», заведовал отделом литературы и искусства газеты «Коммунист».

Закалка в комсомольской работе, накопленный немалый практический опыт, приезд в Москву были для меня большим толчком, усилили творческую активность. Для этого периода типичны стихи: «Плакать или смеяться», «В больнице», «Утро праздника», «Из дневника студента», «К смерти» и др.

Муса Джалиль с дочерью ЧулпанНаписанное в этот период собрано в книгах «Товарищу» (1929), «Орденоносные миллионы» (1933), «Стихи и поэмы» (1934), на русском языке «Стихи» (1935).

В 1935 году я начал работать руководителем литературной части только что организованной оперной студии. Главной задачей татарской оперной студии, созданной при Московской государственной консерватории, была подготовка кадров певцов, композиторов, подбор репертуара для будущего театра. А для репертуара надо было иметь оригинальное либретто, перевести на татарский, «татаризировать» русские оперы. Я этим и занимался.

В 1938 году оперная студия, закончив подготовку, вернулась в Казань. В декабре 1938 года открылся в Казани первый Татарский оперный театр, созданный на основе студии. В июне 1939 года он начал свою работу, открыв первый сезон. Вместе со студией я вернулся в Казань, начал работать руководителем литературной части Татарского оперного театра».

(1939 г.)

Переехав в Казань, Муса Джалиль свой талант проявляет в разных литературных жанрах. Много переводит, пишет эпические поэмы, либретто. В 1939-1941 годах он возглавляет Союз писателей Татарии.

В самый первый день войны, 22 июня 1941 года Джалиль своему другу поэту Ахмету Исхаку сказал так: «После войны кого-то из нас не досчитаются»... Он решительно отверг возможность остаться в тылу, считая, что его место среди бойцов за свободу Родины.

Призвавшись в армию, он учится на двухмесячных курсах политработников в Мензелинске и уходит на фронт. Через некоторое время Муса Джалиль становится сотрудником военно-фронтовой газеты «Отвага» на Волховском фронте, где воевала 2-я Ударная армия.

В 1942 году обстановка на Волховском фронте усложняется. Вторая ударная армия отрезается от остальных советских войск. 26 июня в боях под Новгородом тяжело раненный старший политрук Джалиль попадает в плен.

В эти дни поэт в стихотворении «Прости, Родина!» пишет:

«...Что делать?

Отказался от слова друг-пистолет.

Враг мне сковал полумертвые руки,

Пыль занесла мой кровавый след».

Так начались его скитания из одной фашистской тюрьмы в другую. На Родине же в это время он считался «без вести пропавшим».

В 1942 году в Берлине появилась организация «Татарское посредничество», позже она стала именоваться «Комитет Идель-Урал», с 1944 года «Союз борьбы с большевизмом». Будучи военнопленным, Муса Гумеров (Джалиль) был переведен в комитет татаро- башкирского легиона «Идель-Урал», сформированного из военнопленных. Легион предназначался для «священной войны» за марионеточное государство» Идель-Урал.

Узнав, что Муса Гумеров (так именовал себя в плену Муса Джалиль) известный поэт, немцы включили его в состав комитета. Однако Джалиль, согласившись, стал сколачивать подпольную группу, задачей которой стала противостояние планам гитлеровцев.

Первый же легион, отправленный на фронт, восстал и под Витебском перешел на сторону партизан. Фашисты вынуждены были отказаться от идеи использования легионов на восточном фронте.

Моабитская тюрьмаУзнав о подпольной деятельности Мусы Джалиля, фашисты бросили поэта в Моабитскую тюрьму. Там (в 1942-1944 гг.) были созданы «Моабитские тетради» — всемирно известный цикл стихов. Первая моабитская самодельная записная книжка размером 9,5 на 7,5 см содержит 60 стихотворений. Второй блокнот — тоже самодельная записная книжка размером 10,7 на 7,5 см. В ней содержится 50 стихотворений. До сих пор неизвестно, сколько же было всего тетрадей.

В августе 1944 года «за распространение советской идеологии, разложение батальона» Джалиль был казнен в тюрьме Плетцензее близ Берлина.

Муса Джалиль единственный представитель нашей многонациональной литературы, посмертно удостоенный одновременно двух высших правительственных наград: звания Героя Советского Союза за личное мужество и исключительную стойкость, проявленные во время Великой Отечественной войны, и звания лауреата Ленинской премии за цикл стихотворений «Моабитская тетрадь».

Моабисткая тетрадь

Сердце с последним дыханием жизни
Выполнит твердую клятву свою:
Песни всегда посвящал я отчизне,
Ныне отчизне я жизнь отдаю.

Песня меня научила свободе,
Песня борцом умереть мне велит.
Жизь моя песней звенела в народе,
Смерть моя песней борьбы прозвучит.

(Из «Моабитской тетради»)

Можно по-разному относиться к творчеству Мусы Джалиля, к его политическим убеждениям, но тот факт, что духовное наследие этой незаурядной личности должно сегодня быть использовано для воспитания подрастающего поколения в духе патриотизма, любви к свободе, неприятии фашизма, — бесспорен.

В этой связи Духовное управление мусульман и Региональная национально-культурная автономия татар Нижегородской области совместно с Нижегородским исламским институтом им. Хусаина Фаизханова издали книгу «Навстречу бессмертию».

Человечество учится помнить уроки истории, и мы понмиаем важность воспитания у молодежи национального самосознания. Именно поэтому в эту книгу включены не только биографические материалы, но и план проведения урока литературы, посвященного жизни и творчеству Мусы Джалиля, а также наиболее яркие из его произведений, что делает книгу незаменимым помощником для педагогов.

Духовное управление мусульман Нижегородской области совместно с Региональной национально-культурной автономией татар Нижегородской области провело сразу несколько мероприятий, приуроченных к 100-летию со дня рождения Мусы Джалиля. подробнее о них читайте на нашем сайте:

15 февраля, Нижний Новгород — Круглый стол «Нижегородцы против ксенофобии и нетерпимости»

21 февраля, Сергач — III областной практический семинар «Рухи Мирас»

21 февраля — Фоторепортаж с III областного практического семинара «Рухи мирас» — «Духовное наследие»

Предлагаем вам также ссылки Интернет-ресурсы, посвященные Джалилю:

Музей-квартира Мусы Джалиля

Любимая девушка Джалиля

Мусу Джалиля будут помнить и через сто лет

Выбор Мусы Джалиля

Серенады Мусы

Герой Советского Союза

Муса Джалиль. Избранные произведения

Знаменитые татары мира — Муса Джалил

«Жизнь моя песней звенела в народе...»

При подготовке использованы материалы мультимедиа-альбома «Муса Джалиль»

Нравится

 

 Напечатать текущую страницу Напечатать текущую страницу

 Отправить статью другу Отправить статью другу

 
       

Региональная национально-культурная

автономия татар Нижегородской области

 

Общая информация об общине

Информация о РНКАТНО

Председатель и лидеры автономии

Официальные документы и заявления

Проведенные мероприятия

Контактная информация

 

  (c) При копировании материалов сайта, ссылка (гиперссылка) на www.nizgar.ru обязательна!