На главную

ПОИСК

 

111
Новости
Аналитика
Комментарии и интервью
Пресс-релизы
Афиша
Мероприятия РНКАТНО
Фоторепортаж

Татарская община
О РНКАТНО
Праздники и традиции
Национальная кухня
Татарские имена
Культура
Из истории
Выдающиеся татары
Ветераны
Наша молодежь
Татарские села области
Уроки татарского


Газета <Мишар доньясы>
Приложение <Миллят>

Библиотека
Энциклопедия

Благотворительность

Служба знакомств
Форум
Чат
Обратная связь
Карта сайта
Наши баннеры
О проекте

Другие национальные
объединения области
 
:: Л.Касимова: Чувствовать себя азербайджанкой везде

Лала Наримановна Касимова — представительница азербайджанской общины. Она доктор медицинских наук, профессор, заведует кафедрой психиатрии и медицинской психологии в Нижегородской медицинской академии.

— Расскажите о том, как вы добились таких успехов в карьере.

— Я закончила Первый Ленинградский медицинский институт и после распределения работала в новгородской области психиатром. Потом по приглашению Волгоградского научно-исследовательского института работала там вместе с моим учителем — профессором Смирновым. В 1978 году он стал заведовать кафедрой психиатрии Горьковского медицинского института. После аспирантуры я вернулась в Волгоград на полтора года.

— А почему вы решили выбрать психиатрию?

— Я пошла по стопам своего учителя. У меня был прекрасный учитель. На пятом курсе я еще не собиралась быть психиатром, но когда начался курс психиатрии, мне это показалось очень интересным. Вообще, с точки зрения медицины, это одна из самых сложных клинических дисциплин, требующая хороших аналитических способностей.

— Вы коренная жительница России?

— Я родилась в Днепропетровске. Мой отец военный, и в то время он там служил. Все мои родственники со стороны и мамы, и отец родились в Баку. Я же в Баку жила достаточно мало. В годы моего детства и юности мы часто переезжали. Школу я закончила на Украине в Житомире, а в институт поступила в Ленинграде. Поэтому в Азербайджане бывала редко. Это судьба семьи военного. Отец был участником войны. В 17 лет он прошел краткосрочные курсы в военном училище и пошел воевать. После окончания войны он не демобилизовался, а продолжил военную карьеру. В Ленинграде он учился в командной академии, и наша семья жила с ним. Мама у меня химик-нефтяник. Она окончила Азербайджанский институт нефти и химии. Многие его выпускники открывали месторождения и в Татарстане. Мама всегда работала по специальности.

— Как вы можете оценить жизнь азербайджанцев в России сегодня?

— Для меня национальность не имеет большого значения. Будучи врачом и преподавателем, я общаюсь с людьми разных национальностей. Но сама я всегда ощущала себя азербайджанкой, ведь это корни моей семьи. Я знаю свой язык, но, к сожалению, только на разговорном уровне. С другими азербайджанцами я общаюсь, как правило, на рынке. Многим из них я сочувствую, поскольку они живут и работают в непривычных для них климатических и культурных условиях.

— Вы, наверное, слышали о нападении на азербайджанцев в Балахне. И такое происходит сейчас практически во всей России. Что вы можете сказать о ситуации в Нижнем Новгороде?

— К несчастью, это касается не только азербайджанцев, но и самых широких групп населения, в частности, иностранных студентов. Они постоянно находятся в напряжении, хотя явных случаев нападения не было. В Нижнем Новгороде к иностранцам относятся гораздо лояльнее, и в этом свете то, что произошло в Балахне, удивительно. Для нижегородцев, на мой взгляд, это никогда не было свойственно. Здесь народ гораздо более терпимый, чем в Москве. Я огорчаюсь, когда слышу о жестоких проявлениях национальной нетерпимости в Санкт-Петербурге. Я очень люблю этот город, и мне больно, что там сейчас такое происходит — непонятное для меня, не характерное для петербуржцев. Мне это очень обидно. Если вспомнить случаи нападения на малайзийских студентов в Воронеже, Санкт-Петербурге и ряде других городов, то можно отметить, что они складываются в тенденцию, с которой надо бороться. Это как снежный ком, который все нарастает. Нужно это осознавать и работать с молодежью.

— А как подобные случаи рассматриваются в психиатрии?

— Среди так называемых скинхедов есть очень много маргиналов и психически нездоровых людей. У нас в психиатрической больнице лежал больной, который считал себя скинхедом и участвовал в таких «идеологических» драках, но у него было тяжелое психическое расстройство. Такими случаями надо специально заниматься, решать социальные, психологические, психиатрические проблемы этих людей.

— Ведется ли какой-либо учет таких пациентов?

— Мы никаких исследований не проводили. Просто клинические наблюдения показали, что среди членов всяких неформальных групп, сект и в том числе банд скинхедов немало больных с психической патологией. Сейчас сектами начали заниматься более или менее серьезно, потому что достаточно сильно их идеологическое влияние на молодежь. Так что нам, конечно, нужно профессионально заниматься этими проблемами. Но вести статистику достаточно сложно. Психиатры не могут отслеживать их поведение, и ни один лидер этой группировки никогда не пойдет к врачу.

 

— А проблема национальной нетерпимости когда-нибудь затрагивала вас лично?

— Эта проблема не может не волновать любого нормального человека, ведь каждый хочет чувствовать себя в безопасности в своей стране. Что касается меня лично, я никогда не чувствовала негативного отношения окружающих. У меня есть ребенок. Он учился здесь, в 40-й школе, потом закончил университет. Его это никогда не касалось. Моя семья ни разу не сталкивалась с этой проблемой ни в России, ни на Украине. Может быть, потому, что семья была интеллигентная, и окружение было соответствующее

— Может, здесь имеет значение и то, что вы большую часть жизни провели в России, и поэтому у вас нет акцента, неярко выраженная кавказская внешность?

— На мой взгляд, это еще зависит от внутреннего состояния человека. Хотя я россиянка больше, нежели азербайджанка, но я ощущаю себя азербайджанкой. И никакого комплекса из-за того, что я чем-то отличаюсь от других, у меня нет. Так же я воспринимаю и других людей. Для меня не существует понятия национальности. Хотя я прекрасно разбираюсь в психологии людей, мне достаточно сложно бывает понять, кто какой национальности. Это не моя задача. Иногда я как психиатр пытаюсь разобраться в этнопсихологии — в психических особенностях различных этнических групп. Как профессионалу мне это интересно. А вот в межличностном общении национальность для меня не важна.

— Как вы относитесь к тому, что люди, которые приезжают из Азербайджана с высшим образованием, вынуждены работать здесь продавцами в магазинах?

— Я думаю, что это зависит не от национальности, а от профессионального уровня. Это особенно важно в наше время, потому что сейчас очень востребованы профессионалы. У нас много врачей, которые занимаются не своей работой, потому что врачебная деятельность низко оплачивается. У нас много педагогов, которые независимо от своей национальности работают продавцами или менеджерами — кем угодно. Легче всего сказать: меня не взяли на работу, потому что я азербайджанец. Если ты не профессионал или не доказал, что ты профессионал, то это уже совсем другой разговор, и национальность тут ни причем. Некоторые из моих родственников сейчас работают за границей, и их везде принимают. Оценивается их профессиональная компетентность, знание иностранных языков, а не национальная принадлежность. То же самое происходит и в России. Конечно, среди работодателей есть и недалекие люди, которые обращают внимание на национальность. К счастью, таких людей мало. Я уже 33 года работаю преимущественно в России с людьми разных национальностей, и никому в голову не может прийти, чтобы не пойти ко мне по той причине, что меня как-то не так зовут.

— Волнует ли вас судьба Азербайджана?

— Конечно, волнует. Я хочу, чтобы эта страна процветала. Я довольно часто бываю в Баку — у меня там живет отец — и могу сказать, что Баку становится все красивее. Там есть такое же расслоение населения, как и здесь: есть очень богатые, есть бедные. Там иное отношение к старикам, мне очень хотелось бы, чтобы и здесь, в России, было так же. По-другому относятся и к женщине. Когда женщина заходит в автобус, ей непременно уступят место, причем независимо от ее возраста. Меня беспокоит, что Баку стал мононациональным. И я знаю, что очень многим азербайджанцам это тоже не нравится. Там всегда жили люди разных национальностей. Разнообразие нацию обогащает. И для России это тоже очень важно, она ведь многонациональная страна.

— Как вы относитесь к тому, что у нас образовалась Местная национально-культурная автономия азербайджанцев Нижегородской области?

— Это очень хорошо, прежде всего для детей. Когда мне было лет пять-шесть и мы жили в Ленинграде, у нас в семье все говорили по-русски. Но бабушка наша говорила всегда по-азербайджански. Она была потрясающая сказочница и рассказывала много сказок. Потом она уехала на год, и мы за это время забыли язык. Когда она вернулась, мы сначала его не воспринимали, потом, правда, постепенно вспомнили. Сейчас наши дети вообще не знакомы с азербайджанской культурой — впрочем, и мы недостаточно хорошо ее знаем. Мы все изучали европейскую культуру, всемирную и отечественную историю, выросли на русской литературе. Знание же национальной культуры, думаю, существенно украсило бы наших детей. В этом плане центры национальных общин, конечно, могут помочь. Они ведь создаются не для того, чтобы доказывать всем, что мы особенные — мы такие, как все. Среди азербайджанцев есть масса очень достойных людей. Мои родственники, жившие еще до революции, были людьми с двумя высшими образованиями. Это, конечно, не нынешнее время, когда у человека может быть пять высших образований. Ведь есть культурный слой, это видно и в Азербайджане, а есть малокультурные люди, как в любой нации. Я считаю, что такие центры нужны для того, чтобы сохранить свою культуру и изучать язык.

align="right">Беседовала З. Сямиуллина

Нравится

 

 Напечатать текущую страницу Напечатать текущую страницу

 Отправить статью другу Отправить статью другу

 
       

Региональная национально-культурная

автономия татар Нижегородской области

 

Общая информация об общине

Информация о РНКАТНО

Председатель и лидеры автономии

Официальные документы и заявления

Проведенные мероприятия

Контактная информация

 

  (c) При копировании материалов сайта, ссылка (гиперссылка) на www.nizgar.ru обязательна!