На главную

ПОИСК

 

111
Новости
Аналитика
Комментарии и интервью
Пресс-релизы
Афиша
Мероприятия РНКАТНО
Фоторепортаж

Татарская община
О РНКАТНО
Праздники и традиции
Национальная кухня
Татарские имена
Культура
Из истории
Выдающиеся татары
Ветераны
Наша молодежь
Татарские села области
Уроки татарского


Газета <Мишар доньясы>
Приложение <Миллят>

Библиотека
Энциклопедия

Благотворительность

Служба знакомств
Форум
Чат
Обратная связь
Карта сайта
Наши баннеры
О проекте

Другие национальные
объединения области
 
:: У профессионализма нет национальности

Ибрагим Губадович ШахвердиЗнакомство с судьбой этого человека напомнит вам о сходстве и родстве азербайджанской и иранской культур и братстве мусульманских народов. Иранец по происхождению, всю свою жизнь он прожил в России. Оставшись сердцем и душой на той земле, откуда он родом, он обрел здесь дом и призвание и снискал уважение не только среди братьев по вере, но и у всякого, с кем сводила его судьба. Итак, знакомьтесь: Ибрагим Губадович Шахверди — главный врач Нижегородского научно-исследовательского кожно-венерологического института, кандидат медицинских наук, заслуженный врач Российской Федерации.

— Ибрагим Губадович, в вашем имени так отчетливо слышатся персидские нотки… Расскажите о ваших корнях. Какие обстоятельства привели ваших предков на Нижегородскую землю?

— Мои родители родом из Ирана. Нижегородская ярмарка всегда была местом, которое собирало людей со всего света. А до 1928 года границы были открыты, и иностранцы свободно приезжали на ярмарку. Здесь, как и на всякой ярмарке, конечно, был цирк. Мой отец был борцом, чемпионом мира по вольной борьбе. Вообще на Востоке — в Дагестане, в Азербайджане, в Иране — борьба является одним из национальных видов спорта. И если вы следите за печатью, особенно спортивной, то вам известно, что очень многие олимпийские чемпионы родом из этих стран. Вот и мой отец занимался французской борьбой — какое-то время она еще носила название классической, а сейчас называется греко-римской.

Он приехал сюда с семьей выступать и остался здесь. Похоронены родители тоже здесь — на мой взгляд, это говорит о том, насколько тесно они связали свою жизнь с этим городом. И я отсюда никуда не делся: здесь родился и прожил всю жизнь — а мне уже 70 лет.

Правда, это не считая десяти лет ссылки в Восточный Казахстан. Это было страшное время — 1937 год, большой террор, который мы тогда называли «ежовщиной». Родителей тогда посадили, а нас, детей, отправили в ссылку. И все это только из-за того, что родители были иностранными подданными. То есть фактически я жертва политических репрессий. И даже получаю надбавку к пенсии по этому поводу.

Сейчас вся моя родня живет в Иране — четыре сотни родственников. Часто туда езжу.

— А где вы получили образование? Чем вы занимались по возвращении из ссылки?

— Школу я окончил в Казахстане, а потом вернулся сюда, в Горький. Хотел получить высшее образование, но это было ох как непросто в те годы. Дело в том, что в советские времена, особенно в пятидесятых годах, детей иностранцев в вузы категорически не принимали. Я наводил справки и в компетентных советских органах — я имею в виду КГБ. Мне говорили, что я могу окончить только Физкультурный институт. Больше ничего — везде были секреты. Такое правило было для всех, именно из соображений политической безопасности. И я был вынужден окончить Физкультурный — занимался лыжным спортом. И после окончания четыре года отработал по специальности.

А потом я решился на некоторую дерзость: решил обойти существующие уставы. Я пошел подавать документы в Горьковский медицинский институт, но показал не диплом о первом высшем образовании, а аттестат о среднем образовании, об окончании школы — тогда аттестаты нам выдавали на руки после окончания института вместе с дипломом. К аттестату я еще приложил характеристику с места работы, и меня зачислили на общих основаниях после того, как я сдал вступительные экзамены.

Удивительно, как меняются времена. Сначала открытые границы, потом, наоборот, — невыездной режим. А теперь, к счастью, иностранные студенты снова могут учиться в наших вузах. Сейчас иностранных студентов очень много, особенно в медицинской академии, — из Филиппин, Малайзии, африканских государств…

— Как складывалась ваша карьера?

— После окончания медицинского института в 1971 году я окончил аспирантуру. И сразу поступил на работу в научно-исследовательский институт кожных и венерических заболеваний, с 1972 года являюсь главным врачом. И вот до сих пор там, почти сорок лет все на одном месте. Я считаю, что в нашей специальности как ни в какой другой важна последовательность: опыт накапливается с годами.

На основе моих научных работ созданы методические рекомендации для практического здравоохранения.

— Испытывали ли вы когда-нибудь какие-то неудобства от того, что вы другой национальности?

— Нет, никогда ничего такого не было. В годы Советского Союза — понятно почему, тогда дух дружности был очень силен. Но даже после распада Союза ничего не изменилось. Для людей важно только то, что я профессионал своего дела. У профессионализма нет национальности. А вообще, считаю, что в таких вопросах, равно как и во всех остальных жизненных ситуациях, все зависит от тебя самого: как ты себя поставишь, так люди и будут к тебе относиться. Нет плохих наций. В любой нации есть недостойные люди, отщепенцы, и создавать впечатление обо всей нации только по ним нельзя.

То, что происходит сейчас в нашем городе, вызывает у меня самую глубокую обеспокоенность. Наш город испокон веков был оплотом дружбы и взаимопомощи людей разных национальностей. Во многом это было связано, опять же, с ярмаркой.

И вот только в последние годы зазвучали националистические лозунги… Особенно меня огорчает то положение, в котором оказываются сегодня мои братья азербайджанцы. В большинстве своем люди не думают о том, что каждый народ имеет прилежание к какой-то отрасли, что азербайджанцы, в частности, действительно очень талантливы в плане организаторской работы, в сфере бизнеса. Среди азербайджанцев очень много специалистов высшего класса и в других областях — есть много прекрасных юристов, врачей самых разных профилей. Я считаю, что каждый должен быть на своем месте. И в этой связи не могу обойти вниманием новый закон, который напрямую затронет тех, кто сейчас работает на рынках. У меня нет уверенности в том, что он будет работать на благо покупателей — о благе работников рынка говорить не приходится. Ведь 122-й закон не сработал так, как должен был, и инвалиды остались без лекарств. И здесь неизвестно, что будет. Возможно, с апреля все мы просто останемся без свежих овощей и фруктов.

Поэтому я очень рад тому факту, что у азербайджанцев появилась своя организация, которая юридически грамотно может отстаивать их интересы. И я считаю, что нужно добиваться своего представительства в органах власти.

Беседовала Наиля Тарджиманова

Нравится

 

 Напечатать текущую страницу Напечатать текущую страницу

 Отправить статью другу Отправить статью другу

 
       

Региональная национально-культурная

автономия татар Нижегородской области

 

Общая информация об общине

Информация о РНКАТНО

Председатель и лидеры автономии

Официальные документы и заявления

Проведенные мероприятия

Контактная информация

 

  (c) При копировании материалов сайта, ссылка (гиперссылка) на www.nizgar.ru обязательна!