На главную

ПОИСК

 

111
Новости
Аналитика
Комментарии и интервью
Пресс-релизы
Афиша
Мероприятия РНКАТНО
Фоторепортаж

Татарская община
О РНКАТНО
Праздники и традиции
Национальная кухня
Татарские имена
Культура
Из истории
Выдающиеся татары
Ветераны
Наша молодежь
Татарские села области
Уроки татарского


Газета <Мишар доньясы>
Приложение <Миллят>

Библиотека
Энциклопедия

Благотворительность

Служба знакомств
Форум
Чат
Обратная связь
Карта сайта
Наши баннеры
О проекте

Другие национальные
объединения области
 
:: Газета «Аль-Хаят», № 5 (март)



«АЛЬ-ХАЯТ», № 5 (март 2007 г.)
газета нижегородских азербайджанцев

С 15 января этого года вступило в силу новое миграционное законодательство. Никакого ажиотажа в связи с принятием новых миграционных правил нет, как нет и никаких оснований для паники и беспокойства. К решению российских властей навести порядок в стране необходимо относиться с пониманием и уважать законы, соблюдать их.

По данным главы ФМС РФ Константина Ромодановского, в настоящее время в России находится более 10 миллионов нелегалов, среди которых порядка 90 процентов граждане СНГ, и естественно, в их числе и граждане Азербайджана. В этой связи важно осознавать, что постановление правительства РФ не носит антиазербайджанский характер и не направлено на дестабилизацию азербайджано-российских отношений, а преследует цель упорядочения миграционных процессов в России.

Судьба многочисленных граждан Азербайджана, проживающих и работающих на территории России, находится под пристальным вниманием президента республики Ильхама Алиева. Адекватным и очень своевременным можно назвать распоряжение президента о решении проблем граждан Азербайджана и создании Государственной комиссии по оказанию помощи нашим соотечественникам, занимающимся трудовой деятельностью в России. В настоящее время граждане Азербайджана в России включились в процесс легализации. Тот, кто и в дальнейшем хочет остаться в России, обращается в миграционную службу, встает на миграционный учет и получает разрешение на трудовую деятельность. Остальные по собственному желанию покидают Россию. Что касается депортации наших граждан, то за 9 месяцев прошлого года за нарушение миграционного законодательства депортировано около 1000 наших соотечественников. По числу депортированных граждан СНГ Азербайджан значится после Узбекистана, Таджикистана, Молдавии и Украины. Наряду с этим для оперативного решения вопросов, касающихся наших соотечественников, мы ведем регулярные переговоры с Федеральной миграционной службой РФ и пытаемся сократить сроки рассмотрения их документов.

Я еще раз призываю соотечественников, находящихся на территории России, соблюдать все правила миграционных законов этой страны. Официальные лица России заявляют, что трудовые мигранты им необходимы, и не исключено, что российское правительство пересмотрит принятые решения, исходя из практического положения дел.

Посол Азербайджана в России Полад Бюльбюль-оглы

31 января 2007 года

АКТУАЛЬНО

В новый год с большими планами

20 февраля состоялось Общее собрание Местной национально-культурной автономии, в котором приняли участие 96 человек. На повестку дня был вынесен самый широкий круг вопросов — от нападения на азербайджанцев в Нижнем Новгороде и городах области до празднования Навруз-байрама.

На собрании подводились итоги работы автономии за пять месяцев ее существования, а также обсуждались планы на ближайшее будущее. Так, лидер нижегородских азербайджанцев Заур Шикарович Идрисов осветил в своем выступлении перспективы развития МНКАА. По его словам, «автономия уже достигла результатов, которые были администрацией Президента Российской Федерации. В настоящее время мы работаем над тем, чтобы расширить круг наших полномочий и действий для более успешного решения насущных вопросов, а именно проблем, связанных с миграцией. Так, в марте этого года планируется открыть центр адаптации и трудоустройства мигрантов, и это является приоритетным направлением нашей дельности на данный момент».

Особое внимание на заседании было уделено обсуждению вопроса о неоднократных нападениях на азербайджанцев. З. Ш. Идрисов подчеркнул, что автономия ставит перед собой задачу «вселить в каждого азербайджанца, проживающего здесь, уверенность в том, что в любых ситуациях, особенно связанных с нападениями, они не останутся без внимания и помощи автономии».

Председатель МНКАА Сафар Билалович Омаров рассказал собравшимся о предстоящей регистрации Региональной национально-культурной автономии азербайджанцев Нижегородской области. Этот шаг, по его словам, «значительно поспособствует решению вопросов возрождения и сохранения традиций и языка».

Заместитель председатель МНКАА Натиг Эйвазович Годжаев отчитался о финансово-хозяйственной деятельности автономии за прошедшие три месяца, которая единогласно была признана удовлетворительной.

В заключение собрания член совета МНКАА Т.К.Алиев коснулся вопроса о проведении праздника Навруз-байрам. Торжество планируется провести 26 марта в зале Нижегородского театра комедии. На мероприятие будут приглашены первые лица города и области, в программе вечера запланированы выступления артистов из Баку.

 

Встреча с начальником ГУВД

13 февраля состоялась встреча лидеров нижегородских азербайджанцев с начальником ГУВД Нижегородской области Виктором Братановым, в ходе которой была достигнута договоренность о сотрудничестве в вопросах обеспечения правопорядка, общественной безопасности, профилактики преступлений и правонарушений.

Центральной темой обсуждения стала обоюдная обеспокоенность ростом числа преступлений на почве этнической принадлежности, что негативно влияет на развитие межнациональных отношений. В ходе встречи представители азербайджанской общины отметили, что национальная окраска любого преступления может стать «нехорошей модой» и будет провоцировать на повторение конфликтных ситуаций.

Лидер нижегородских азербайджанцев Заур Шикарович Идрисов подчеркнул, что диаспоры и местные национально-культурные автономии должны не только защищать права своих земляков, помогать им адаптироваться в тех местах, куда они приезжают, но также следить при этом за соблюдением ими российских законов: «Мы будем в законном порядке устраивать прибывающих мигрантов на работу, а также помогать им получать прописку». Кроме того, национальные организации планируют проводить разъяснительно-воспитательную работу с мигрантами в отношении их поведения, которое не должно вызывать недовольства у местных жителей.

З. Ш. Идрисов уверен, что трудовые мигранты будут соблюдать российское миграционное законодательство, а национально-культурная автономия азербайджанцев, со своей стороны, приложит для этого максимум усилий. «С теми, кто не соблюдает закон, нам не по пути», — заверил он.

В свою очередь Братанов отметил, что «Нижегородская область никогда прежде не была ареной межнациональных и религиозных распрей. [...] Там, где есть элементы расовой нетерпимости, органы внутренних дел проводят предусмотренные законом мероприятия, передают собранные материалы в прокуратуру, где возбуждаются уголовные дела по соответствующим статьям». Участники встречи поддержали предложение Братанова о создании Совета при ГУВД, куда планируется пригласить представителей всех ведущих диаспор, проживающих в Нижегородской области.

В ходе встречи также были обсуждены и проблемы, связанные с трудоустройством иностранных граждан — в том числе граждан Азербайджана — на нижегородских рынках.

Братанов отметил, что «в этой части не будет допущено никаких “перегибов”, и все процедуры проходят строго в соответствии с действующим законодательством».

Использованы материалы пресс-службы ГУВД Нижегородской области

 

 

НОВОСТИ

Сотрудничество с Федеральной автономией

16 февраля представители азербайджанской общины г. Нижнего Новгорода в лице лидера азербайджанцев З.Ш. Идрисова, председателя МНКАА С. Б. Омарова и заместителя председателя Н.Э. Годжаева встретились в Москве с президентом Федеральной национально-культурной автономии азербайджанцев Союном Касумовичем Садыковым.

Встреча прошла в свете предстоящего учреждения региональной национально-культурной автономии азербайджанцев Нижегородской области. Появление в нашем регионе еще одной общественной организации, представляющей интересы азербайджанцев на более высоком уровне, является следующим шагом после учреждения местных автономий (в Нижнем Новгороде и Дзержинске) и призвано открыть новые возможности для выходцев из Азербайджана, проживающих на территории Нижегородской области. На основе взаимных соглашений федеральные и региональные национально-культурные автономии могут координировать свою деятельность и участвовать в разработке уже федеральных и региональных программ в области сохранения и развития национальных языков и национальной культуры. Поэтому нынешняя встреча лидеров азербайджанских общин, по итогам которой было принято решение тесного сотрудничества по всем вопросам, может рассматриваться как важная веха на пути интеграции выходцев из Азербайджана на российском пространстве.

В ходе обсуждения особое внимание было уделено ситуации, сложившейся в Нижегородской области в связи с участившимися случаями нападений на выходцев из Азербайджана. В частности, собравшиеся обсуждали позицию силовых ведомств, которые способствуют подведению подобных нападений под статьи бытового хулиганства. С. К. Садыков выразил готовность оказать посильное содействие в разрешении подобных ситуаций с привлечением властных структур.

Поездка была также информативна с точки зрения структурной организации деятельности автономии. Нижегородским представителям представилась возможность познакомиться с организацией работы федеральной автономии, опыт которой, несомненно, будет полезен нашей совсем молодой организации.


Преступление без наказания

Нижегородская область в очередной раз стала очагом межнациональной вражды. На этот раз лозунги «Россия для русских!» звучали не только в многострадальном Балахнинском районе, но и в стольном Нижнем Новгороде. 8 февраля днем, по словам очевидцев происшествия и потерпевших, 20 сотрудников ОМОНа жестоко расправились с азербайджанцами, работавшими в кафе «Золотой слон» (Ленинский район Нижнего Новгорода). В этот же день банда фашиствующих молодчиков избила жителя Балахны гражданина Азербайджана Ш.Тагиева.

8 февраля две посетительницы кафе, представляясь сотрудницами областной прокуратуры, отказались платить по счету и со словами: «Вы сейчас увидите, кто будет платить» демонстративно покинули кафе. Некоторое время спустя в кафе приехали двое мужчин. Не представляясь, они начали избивать сотрудников кафе (азербайджанцев), пользуясь при этом газовыми баллончиками. Не справившись своими силами, они вызвали подмогу — сотрудников ОМОНа. К приехавшему взводу омоновцев (20 человек) вышел за разъяснениями директор кафе, однако никаких «разъяснений» кроме жестоких избиений, комментировавшихся словами «Вашу нацию надо истреблять», ни он, ни его коллеги не получили. Избитых до полусмерти сотрудников кафе «милиционеры особого назначения» стали обливать кипятком, после чего находившихся в тяжелом состоянии пятерых мужчин «загрузили» в омоновский «уазик» и повезли в больницы № 33 и № 7, где под воздействием все тех же бравых сотрудников МВД в медицинской помощи им отказали.

На этом злоключения нижегородцев не закончились. Их повезли в РОВД, где пострадавшие написали о случившемся в заявлении на имя прокурора Нижегородской области, принимать которое, правда, у них отказались. Все это стало известно со слов начальника Управления по организации деятельности участковых уполномоченных милиции ГУВД Нижегородской области Андрея Борисовича Шмонина, вызванного на место происшествия сотрудниками кафе.

По не менее страшному сценарию разворачивались события и в Балахнинском районе, который в январе этого года, после нападения фашистов на работников рынка и массовой рассылки азербайджанцам sms-сообщений с угрозами расправы, уже был на грани превращения в нижегородскую Кондопогу. На этот раз нападению подвергся 45-летний гражданин Азербайджана Тагиев Шамсаддин Таваккула-оглы. В районе девяти часов вечера на ст. Правдинская Балахнинского района он сел в электричку. Через десять минут к нему подошли четверо молодчиков и начали избивать, крича: «Россия для русских! А вам в Балахне жить все равно не дадим, убирайтесь из нашей страны!» Тагиев попытался скрыться в другом вагоне электрички, однако в тамбуре его встретили еще десять человек и продолжили избиения. Никто из находившихся в вагоне десятерых пассажиров не осмелился вступиться за безвинную жертву. На ст. Починки преступники вытолкали Тагиева из электрички и продолжали избивать его на улице до тех пор, пока проходившая мимо пожилая женщина не стала звать на помощь. Услышавший крики машинист электропоезда вызвал милицию и скорую помощь. Приехала только скорая помощь. Тагиева в крайне тяжелом состоянии доставили в больницу.

 

МИРАС

Первые века Ислама в Азербайджане

В прошлом номере мы описали процесс присоединения Азербайджана к стремительно растущему и набирающему мощь Арабскому халифату. Сегодня мы попытаемся ответить на вопрос о том, что дало это Азербайджану и его населению и что они потеряли в результате вхождения в это государство.

В период, непосредственно предшествующий описываемому, территория Азербайджана, состоящая из трех частей: Азербайджана, ныне преимущественно входящего в состав Ирана, Аррана и провинции Дарбанд, большая часть которой находилась на землях современной Азербайджанской республики, — представляла собой северо-западную окраину Сасанидской империи, одного из ведущих государств тогдашнего мира. По территории Азербайджана проходили торговые пути, его земли изобиловали цветущими городами, где распространились ремесла и торговля. Центром провинции Дарбанд был город с одноименным названием, который по-арабски назван Баб эль-Абваб — Врата Врат; за этими вратами, по другую сторону Кавказских гор, жили неукротимые воины, своими силой и неустрашимостью вселявшие ужас в сердца врагов, — тюрки. Несколько раз различные тюркские племена, главным образом белые гунны-савиры, преодолев Дербентские ворота, вторгались в Иранскую империю. Впоследствии тюрки равниной части Дагестана выступают под именем хазар. Именно с этим этнонимом связаны опустошительные набеги, которым подвергался Азербайджан в течение нескольких столетий. Именно из-за них в Дербенте сасанидскими царями была построена циклопическая стена, оборонявшая города, сады и посевы от суровых степняков. Но иной раз никакие стены не могли выстоять против их напора — и тогда хазарские армии осаждали города и опустошали селения Азербайджана, продвигаясь вглубь территории страны. Именно так произошло, например, в 626 году, когда хазары дошли до Тифлиса и взяли его.

Но с присоединением Азербайджана вместе с Дербентом к Халифату угроза нападений хазар не исчезла. Хазары продолжали свои набеги на территорию Халифата. В первую очередь им подвергался пограничный Азербайджан (Дарбанд, Албания-Арран, в меньшей степени Южный Азербайджан). Самыми крупными военными рейдами хазар против мусульман были их походы 685 года и, конечно, 730–731 годов. В последнем произошла битва у Ардебиля (Южный Азербайджан в современном Иране), а отдельные хазарские отряды достигли Мосула на севере Ирака.

Незадолго до заката Омейядской династии произошло событие, сильно поменявшее статус Азербайджана и надолго обезопасившее его границы. В 114/732–733 годы (здесь и далее год по хиджре/год по григорианскому календарю) халиф Хишам назначил Марвана ибн Мухаммада ибн Марвана, впоследствии ставшего последним омейядским халифом Марваном II, правителем Азербайджана, Армении и аль-Джазиры (местность на севере Ирака). Впоследствии за свое небывалое упорство Марван был прозван Ослом — животным, символизирующим у арабов не тупость, а упорство и трудолюбие. Сразу после своего назначения Марван, столкнувшись с активизацией набегов со стороны хазар на Халифат и его союзников (которая, в свою очередь, была вызвана распространением иудаизма среди правящей верхушки каганата), сам был вынужден начать активные наступательные действия против Хазарии. Тем самым он нарушил установившийся паритет, выражающийся во взаимных нападениях и рейдах на территорию противника. На протяжении пяти лет Марван II вел интенсивные наступательные действия по отношению к хазарам вплоть до разгрома войск последних в 119/737 году.

Венцом военной кампании Марвана стал его поход 119/737 года в низовье Волги, сопровождавшийся взятием множества хазарских городов, например Баланджара, Семендера и тогдашней столицы Хазарии Байды (впрочем, некоторые современные историки отождествляют Семендер и Байду). В своем походе Марван опирался на территории Азербайджана и Восточной Грузии, из которых он вышел на Предкавказскую низменность одновременно в двух местах — через Дербент и Дарьяльское ущелье. Одним из результатов похода Марвана стало принятие Ислама частью булгарских и хазарских племен. В их числе называют племя баланджар (баранджар), проживавшее в городе с одноименным названием, бывшем одним из крупнейших городских центров Хазарии. В очень скором времени это племя вместе с другими булгарскими племенами, воспользовавшись ослаблением хазарской центральной власти, переместилось на Среднюю Волгу и заложило зачатки распространения Ислама в этом регионе.

Завершилась война подписанием мирного договора на условиях, крайне невыгодных для хазарской верхушки. Некоторые из летописцев, например аль-Балазури, даже указывают на то, что хазарский каган был вынужден принять Ислам, хотя дальнейший ход событий и противоречит этому. Но даже несмотря на то, что сам каган Ислам не принял, тем не менее основным следствием похода Марвана было то, что в его результате возникли условия, способствующие распространению Ислама в Хазарии. По крайней мере, обеспечение свободы вероисповедания мусульманами в пределах Хазарского каганата в условиях договора значилось, и какое-то время этот пункт договора хазарами выполнялся. После марвановских походов в хазарских городах появляются колонии купцов-мусульман — выходцев из Халифата. Значительную часть армии Хазарии составляли наемники-мусульмане из Хорезма. При найме они оговаривали с каганом условие, что они не воюют против мусульман. Кроме того, появились мусульмане из среды самих хазар и подвластных им племен. В начале X века один из мусульман-путешественников определял численность мусульманского населения Итиля — хазарской столицы того времени, в 10 тысяч — цифру весьма немалую по тем временам.

В результате разгрома хазар политический центр их государства перемещается с Северного Кавказа на Нижнюю Волгу. Важнейшим показателем этого является перенос столицы из Семендера, определяемого археологами на реке Сулак (Дагестан), или Байды в Итиль (Хамлидж), находящийся в дельте Волги. Помимо этого, после нанесенного поражения хазарская власть ослабла настолько, что многие народы и государства, прежде находившиеся в различных формах зависимости от них, от этой зависимости освобождаются. Азербайджан избавился от непрестанных набегов хазар, и как следствие этого, от положения приграничной территории. Еще одним фактором, способствовавшим укреплению безопасности прежде весьма неспокойного региона, явилась начавшаяся постепенная исламизация Дагестана, ранее преимущественно ограничивающаяся узкой прибрежной полосой южнее Дербента. В период с VIII по X век отмечается бурное распространение Ислама среди азербайджанцев Аррана, а также проживающих на границе с ним лезгинов, табасаранцев, цахуров и рутульцев. Важную роль в гарантиях безопасности Азербайджана играла исламизация горских племен Дагестана, которая приняла необратимый процесс и постепенно перешла в руки самих дагестанцев. Уже в период наместничества Марвана в 115/733–734 году в Дербенте, на долгие годы ставшем центром распространения Ислама в Северном Азербайджане и Дагестане, была построена первая на территории Восточной Европы соборная мечеть, а к 183/799 году относят постройку мечети уже в Кумухе — центре лакцев. Если до этого периода мусульманское население региона в основном ограничивалось переселенцами из других районов Халифата, то Маслама и Марван стали искать поддержку в местном населении, активно способствуя распространению среди него Ислама.

Но помимо хазар угрожали Азербайджану и иные враги — скандинавы-русы, набеги которых были не менее опустошительны. Они спускались по Волге и грабили берега Каспия с их богатыми и развитыми городами. В это же время от набегов этих морских и речных разбойников сотрясалась вся Европа от Британии и Нормандии, захваченных ими, до Сицилии и Рима. Известно два похода русов на Азербайджан, когда они смогли долго угрожать ему, и даже захватывать его цветущие города. В 913 году викинги пришли на кораблях, напали на «нефтяную страну», стали жечь и грабить, дошли до Баку, держались на соседних островах и только через несколько месяцев ушли с богатой добычей; на обратном пути их разгромили сначала хазары, а затем буртасы. В 944 году снова явились на кораблях русы, прошли к устью р. Куры, поднялись по реке до столицы Аррана города Барда, захватили его, много награбили и только потом, через шесть месяцев, были изгнаны местным населением и войсками халифа.

Для защиты от всех этих неспокойных любителей поживиться за чужой счет властители Азербайджана всегда вынуждены были держать сильную армию. Но не надо думать, что все отношения с народами, проживавшими севернее Кавказских гор, сводились лишь к войне — предприимчивые предки современных азербайджанцев никак не могли бы удержаться от соблазна выгодной торговли со своими соседями.

Теперь же все изменилось. На место Сасанидской империи пришел Арабский халифат — государство намного больше и мощнее, сплоченное справедливой верой и идеологией. Если раньше внутригосударственные торговые связи развивались преимущественно внутри древнего Ирана, то теперь их рамки расширились до Египта и Северной Африки на западе и Синда и Турана на востоке. И это только в первые десятилетия существования мощной молодой державы. Все эти факторы не могли не способствовать стремительному развитию производственных отношений в Азербайджане, развитию торговли и быстрому обогащению его населения, развитию науки, образования и культуры.

А. Давлетшин

История спортивной борьбы в Азербайджане

Спорт в Азербайджане берет свои истоки в глубокой древности и тесно связан с историей общей культуры азербайджанского народа. Невозможно точно определить, где и когда впервые было проведено первое состязание по какому-либо из традиционных видов спорта, существовавших у каждого народа. На основании данных археологических раскопок можно сказать, что первые состязания атлетов были по борьбе. Самые первые сведения о них относятся к XXVII–XXVI вв. до н. э. В эпосе «Гильгамеш», относящемся к VIII в. до н. э., есть информация о соревнованиях по борьбе со ссылкой на шумерские памятники третьего тысячелетия до н. э.

В Азербайджане борьба была издревле распространенным традиционным видом спорта. В легендах и сказках азербайджанского народа, в письменных памятниках старины много говорится о состязаниях борцов. В легендах эпоса «Деде Горгуд», древнем письменном памятнике нашей истории, наряду с борьбой описаны и другие виды единоборств. Отмечается также, что поединки эти зачастую имели целью просто соревнование как таковое. Храбрецы в сказках и легендах силу свою испытывали на львах, быках, верблюдах, боролись друг с другом на кушаках. Время шло, борьба развивалась, менялось отношение к ней, менялись правила проведения поединков, встречи стали проходить в специальных местах. Впоследствии в Азербайджане состязания по борьбе, этому древнейшему виду спорта, проводились в особых местах, называвшихся зорхана.

В начале ХХ века имена азербайджанских богатырей Сали Сулеймана и Рашида Юсифова были популярны во всем мире. В соревнованиях, проходивших в самых больших городах мира — Вашингтоне, Париже, Чикаго, Лондоне, Риме, — они демонстрировали свое мастерство. Сали Сулейман считался самым опасным противником богатырей всего мира.

Его называли «Дагестанским львом», «любимцем Востока». Сали Сулейман с легкостью разрывал железные цепи, завязывал в узел железный прут. По сей день из уст в уста передаются легенды о нем. Не отставал от него по демонстрируемым в борьбе успехам и его соотечественник Рашид Юсифов.

На протяжении последующих лет азербайджанские спортсмены одерживали громкие победы на Олимпийских играх, чемпионатах мира и Европы, были авторами многих мировых и европейских рекордов.

Среди первых известных чемпионов и рекордсменов, воспитанных в Азербайджане, замечательный борец Ибрагимпаша Дадашев, именем которого названа одна из улиц азербайджанской столицы, и его товарищ по команде Муса Бабаев.

 

ЧАЙХАНА

У профессионализма нет национальности

Сегодня в нашей Чайхане необычный гость. Знакомство с судьбой этого человека напомнит вам о сходстве и родстве азербайджанской и иранской культур и братстве мусульманских народов. Иранец по происхождению, всю свою жизнь он прожил в России. Оставшись сердцем и душой на той земле, откуда он родом, он обрел здесь дом и призвание и снискал уважение не только среди братьев по вере, но и у всякого, с кем сводила его судьба. Итак, знакомьтесь: Ибрагим Губадович Шахверди — главный врач Нижегородского научно-исследовательского кожно-венерологического института, кандидат медицинских наук, заслуженный врач Российской Федерации.

— Ибрагим Губадович, в вашем имени так отчетливо слышатся персидские нотки… Расскажите о ваших корнях. Какие обстоятельства привели ваших предков на Нижегородскую землю?

— Мои родители родом из Ирана. Нижегородская ярмарка всегда была местом, которое собирало людей со всего света. А до 1928 года границы были открыты, и иностранцы свободно приезжали на ярмарку. Здесь, как и на всякой ярмарке, конечно, был цирк. Мой отец был борцом, чемпионом мира по вольной борьбе. Вообще на Востоке — в Дагестане, в Азербайджане, в Иране — борьба является одним из национальных видов спорта. И если вы следите за печатью, особенно спортивной, то вам известно, что очень многие олимпийские чемпионы родом из этих стран. Вот и мой отец занимался французской борьбой — какое-то время она еще носила название классической, а сейчас называется греко-римской.

Он приехал сюда с семьей выступать и остался здесь. Похоронены родители тоже здесь — на мой взгляд, это говорит о том, насколько тесно они связали свою жизнь с этим городом. И я отсюда никуда не делся: здесь родился и прожил всю жизнь — а мне уже 70 лет.

Правда, это не считая десяти лет ссылки в Восточный Казахстан. Это было страшное время — 1937 год, большой террор, который мы тогда называли «ежовщиной». Родителей тогда посадили, а нас, детей, отправили в ссылку. И все это только из-за того, что родители были иностранными подданными. То есть фактически я жертва политических репрессий. И даже получаю надбавку к пенсии по этому поводу.

Сейчас вся моя родня живет в Иране — четыре сотни родственников. Часто туда езжу.

— А где вы получили образование? Чем вы занимались по возвращении из ссылки?

— Школу я окончил в Казахстане, а потом вернулся сюда, в Горький. Хотел получить высшее образование, но это было ох как непросто в те годы. Дело в том, что в советские времена, особенно в пятидесятых годах, детей иностранцев в вузы категорически не принимали. Я наводил справки и в компетентных советских органах — я имею в виду КГБ. Мне говорили, что я могу окончить только Физкультурный институт. Больше ничего — везде были секреты. Такое правило было для всех, именно из соображений политической безопасности. И я был вынужден окончить Физкультурный — занимался лыжным спортом. И после окончания четыре года отработал по специальности.

А потом я решился на некоторую дерзость: решил обойти существующие уставы. Я пошел подавать документы в Горьковский медицинский институт, но показал не диплом о первом высшем образовании, а аттестат о среднем образовании, об окончании школы — тогда аттестаты нам выдавали на руки после окончания института вместе с дипломом. К аттестату я еще приложил характеристику с места работы, и меня зачислили на общих основаниях после того, как я сдал вступительные экзамены.

Удивительно, как меняются времена. Сначала открытые границы, потом, наоборот, — невыездной режим. А теперь, к счастью, иностранные студенты снова могут учиться в наших вузах. Сейчас иностранных студентов очень много, особенно в медицинской академии, — из Филиппин, Малайзии, африканских государств…

— Как складывалась ваша карьера?

— После окончания медицинского института в 1971 году я окончил аспирантуру. И сразу поступил на работу в научно-исследовательский институт кожных и венерических заболеваний, с 1972 года являюсь главным врачом. И вот до сих пор там, почти сорок лет все на одном месте. Я считаю, что в нашей специальности как ни в какой другой важна последовательность: опыт накапливается с годами.

На основе моих научных работ созданы методические рекомендации для практического здравоохранения.

— Испытывали ли вы когда-нибудь какие-то неудобства от того, что вы другой национальности?

— Нет, никогда ничего такого не было. В годы Советского Союза — понятно почему, тогда дух дружности был очень силен. Но даже после распада Союза ничего не изменилось. Для людей важно только то, что я профессионал своего дела. У профессионализма нет национальности. А вообще, считаю, что в таких вопросах, равно как и во всех остальных жизненных ситуациях, все зависит от тебя самого: как ты себя поставишь, так люди и будут к тебе относиться. Нет плохих наций. В любой нации есть недостойные люди, отщепенцы, и создавать впечатление обо всей нации только по ним нельзя.

То, что происходит сейчас в нашем городе, вызывает у меня самую глубокую обеспокоенность. Наш город испокон веков был оплотом дружбы и взаимопомощи людей разных национальностей. Во многом это было связано, опять же, с ярмаркой.

И вот только в последние годы зазвучали националистические лозунги… Особенно меня огорчает то положение, в котором оказываются сегодня мои братья азербайджанцы. В большинстве своем люди не думают о том, что каждый народ имеет прилежание к какой-то отрасли, что азербайджанцы, в частности, действительно очень талантливы в плане организаторской работы, в сфере бизнеса. Среди азербайджанцев очень много специалистов высшего класса и в других областях — есть много прекрасных юристов, врачей самых разных профилей. Я считаю, что каждый должен быть на своем месте. И в этой связи не могу обойти вниманием новый закон, который напрямую затронет тех, кто сейчас работает на рынках. У меня нет уверенности в том, что он будет работать на благо покупателей — о благе работников рынка говорить не приходится. Ведь 122-й закон не сработал так, как должен был, и инвалиды остались без лекарств. И здесь неизвестно, что будет. Возможно, с апреля все мы просто останемся без свежих овощей и фруктов.

Поэтому я очень рад тому факту, что у азербайджанцев появилась своя организация, которая юридически грамотно может отстаивать их интересы. И я считаю, что нужно добиваться своего представительства в органах власти.

Беседовала Наиля Тарджиманова

 

ЧАЙХАНА

Чувствовать себя азербайджанкой везде

Сегодняшний гость нашей Чайханы — представительница азербайджанской общины Лала Наримановна Касимова. Она доктор медицинских наук, профессор, заведует кафедрой психиатрии и медицинской психологии в Нижегородской медицинской академии.

— Расскажите о том, как вы добились таких успехов в карьере.

— Я закончила Первый Ленинградский медицинский институт и после распределения работала в новгородской области психиатром. Потом по приглашению Волгоградского научно-исследовательского института работала там вместе с моим учителем — профессором Смирновым. В 1978 году он стал заведовать кафедрой психиатрии Горьковского медицинского института. После аспирантуры я вернулась в Волгоград на полтора года.

— А почему вы решили выбрать психиатрию?

— Я пошла по стопам своего учителя. У меня был прекрасный учитель. На пятом курсе я еще не собиралась быть психиатром, но когда начался курс психиатрии, мне это показалось очень интересным. Вообще, с точки зрения медицины, это одна из самых сложных клинических дисциплин, требующая хороших аналитических способностей.

— Вы коренная жительница России?

— Я родилась в Днепропетровске. Мой отец военный, и в то время он там служил. Все мои родственники со стороны и мамы, и отец родились в Баку. Я же в Баку жила достаточно мало. В годы моего детства и юности мы часто переезжали. Школу я закончила на Украине в Житомире, а в институт поступила в Ленинграде. Поэтому в Азербайджане бывала редко. Это судьба семьи военного. Отец был участником войны. В 17 лет он прошел краткосрочные курсы в военном училище и пошел воевать. После окончания войны он не демобилизовался, а продолжил военную карьеру. В Ленинграде он учился в командной академии, и наша семья жила с ним. Мама у меня химик-нефтяник. Она окончила Азербайджанский институт нефти и химии. Многие его выпускники открывали месторождения и в Татарстане. Мама всегда работала по специальности.

— Как вы можете оценить жизнь азербайджанцев в России сегодня?

— Для меня национальность не имеет большого значения. Будучи врачом и преподавателем, я общаюсь с людьми разных национальностей. Но сама я всегда ощущала себя азербайджанкой, ведь это корни моей семьи. Я знаю свой язык, но, к сожалению, только на разговорном уровне. С другими азербайджанцами я общаюсь, как правило, на рынке. Многим из них я сочувствую, поскольку они живут и работают в непривычных для них климатических и культурных условиях.

— Вы, наверное, слышали о нападении на азербайджанцев в Балахне. И такое происходит сейчас практически во всей России. Что вы можете сказать о ситуации в Нижнем Новгороде?

— К несчастью, это касается не только азербайджанцев, но и самых широких групп населения, в частности, иностранных студентов. Они постоянно находятся в напряжении, хотя явных случаев нападения не было. В Нижнем Новгороде к иностранцам относятся гораздо лояльнее, и в этом свете то, что произошло в Балахне, удивительно. Для нижегородцев, на мой взгляд, это никогда не было свойственно. Здесь народ гораздо более терпимый, чем в Москве. Я огорчаюсь, когда слышу о жестоких проявлениях национальной нетерпимости в Санкт-Петербурге. Я очень люблю этот город, и мне больно, что там сейчас такое происходит — непонятное для меня, не характерное для петербуржцев. Мне это очень обидно. Если вспомнить случаи нападения на малайзийских студентов в Воронеже, Санкт-Петербурге и ряде других городов, то можно отметить, что они складываются в тенденцию, с которой надо бороться. Это как снежный ком, который все нарастает. Нужно это осознавать и работать с молодежью.

— А как подобные случаи рассматриваются в психиатрии?

— Среди так называемых скинхедов есть очень много маргиналов и психически нездоровых людей. У нас в психиатрической больнице лежал больной, который считал себя скинхедом и участвовал в таких «идеологических» драках, но у него было тяжелое психическое расстройство. Такими случаями надо специально заниматься, решать социальные, психологические, психиатрические проблемы этих людей.

— Ведется ли какой-либо учет таких пациентов?

— Мы никаких исследований не проводили. Просто клинические наблюдения показали, что среди членов всяких неформальных групп, сект и в том числе банд скинхедов немало больных с психической патологией. Сейчас сектами начали заниматься более или менее серьезно, потому что достаточно сильно их идеологическое влияние на молодежь. Так что нам, конечно, нужно профессионально заниматься этими проблемами. Но вести статистику достаточно сложно. Психиатры не могут отслеживать их поведение, и ни один лидер этой группировки никогда не пойдет к врачу.

— А проблема национальной нетерпимости когда-нибудь затрагивала вас лично?

— Эта проблема не может не волновать любого нормального человека, ведь каждый хочет чувствовать себя в безопасности в своей стране. Что касается меня лично, я никогда не чувствовала негативного отношения окружающих. У меня есть ребенок. Он учился здесь, в 40-й школе, потом закончил университет. Его это никогда не касалось. Моя семья ни разу не сталкивалась с этой проблемой ни в России, ни на Украине. Может быть, потому, что семья была интеллигентная, и окружение было соответствующее

— Может, здесь имеет значение и то, что вы большую часть жизни провели в России, и поэтому у вас нет акцента, неярко выраженная кавказская внешность?

— На мой взгляд, это еще зависит от внутреннего состояния человека. Хотя я россиянка больше, нежели азербайджанка, но я ощущаю себя азербайджанкой. И никакого комплекса из-за того, что я чем-то отличаюсь от других, у меня нет. Так же я воспринимаю и других людей. Для меня не существует понятия национальности. Хотя я прекрасно разбираюсь в психологии людей, мне достаточно сложно бывает понять, кто какой национальности. Это не моя задача. Иногда я как психиатр пытаюсь разобраться в этнопсихологии — в психических особенностях различных этнических групп. Как профессионалу мне это интересно. А вот в межличностном общении национальность для меня не важна.

— Как вы относитесь к тому, что люди, которые приезжают из Азербайджана с высшим образованием, вынуждены работать здесь продавцами в магазинах?

— Я думаю, что это зависит не от национальности, а от профессионального уровня. Это особенно важно в наше время, потому что сейчас очень востребованы профессионалы. У нас много врачей, которые занимаются не своей работой, потому что врачебная деятельность низко оплачивается. У нас много педагогов, которые независимо от своей национальности работают продавцами или менеджерами — кем угодно. Легче всего сказать: меня не взяли на работу, потому что я азербайджанец. Если ты не профессионал или не доказал, что ты профессионал, то это уже совсем другой разговор, и национальность тут ни причем. Некоторые из моих родственников сейчас работают за границей, и их везде принимают. Оценивается их профессиональная компетентность, знание иностранных языков, а не национальная принадлежность. То же самое происходит и в России. Конечно, среди работодателей есть и недалекие люди, которые обращают внимание на национальность. К счастью, таких людей мало. Я уже 33 года работаю преимущественно в России с людьми разных национальностей, и никому в голову не может прийти, чтобы не пойти ко мне по той причине, что меня как-то не так зовут.

— Волнует ли вас судьба Азербайджана?

— Конечно, волнует. Я хочу, чтобы эта страна процветала. Я довольно часто бываю в Баку — у меня там живет отец — и могу сказать, что Баку становится все красивее. Там есть такое же расслоение населения, как и здесь: есть очень богатые, есть бедные. Там иное отношение к старикам, мне очень хотелось бы, чтобы и здесь, в России, было так же. По-другому относятся и к женщине. Когда женщина заходит в автобус, ей непременно уступят место, причем независимо от ее возраста. Меня беспокоит, что Баку стал мононациональным. И я знаю, что очень многим азербайджанцам это тоже не нравится. Там всегда жили люди разных национальностей. Разнообразие нацию обогащает. И для России это тоже очень важно, она ведь многонациональная страна.

— Как вы относитесь к тому, что у нас образовалась Местная национально-культурная автономия азербайджанцев Нижегородской области?

— Это очень хорошо, прежде всего для детей. Когда мне было лет пять-шесть и мы жили в Ленинграде, у нас в семье все говорили по-русски. Но бабушка наша говорила всегда по-азербайджански. Она была потрясающая сказочница и рассказывала много сказок. Потом она уехала на год, и мы за это время забыли язык. Когда она вернулась, мы сначала его не воспринимали, потом, правда, постепенно вспомнили. Сейчас наши дети вообще не знакомы с азербайджанской культурой — впрочем, и мы недостаточно хорошо ее знаем. Мы все изучали европейскую культуру, всемирную и отечественную историю, выросли на русской литературе. Знание же национальной культуры, думаю, существенно украсило бы наших детей. В этом плане центры национальных общин, конечно, могут помочь. Они ведь создаются не для того, чтобы доказывать всем, что мы особенные — мы такие, как все. Среди азербайджанцев есть масса очень достойных людей. Мои родственники, жившие еще до революции, были людьми с двумя высшими образованиями. Это, конечно, не нынешнее время, когда у человека может быть пять высших образований. Ведь есть культурный слой, это видно и в Азербайджане, а есть малокультурные люди, как в любой нации. Я считаю, что такие центры нужны для того, чтобы сохранить свою культуру и изучать язык.

Беседовала З. Сямиуллина

ТРАДИЦИИ

Зачем Москва отмечает Новруз?

Есть известная восточная поговорка: сколько ни говори «халва, халва!» — во рту слаще не стане». Так и в наши дни — мы видим невиданные ранее потоки людей, миграция стала реальностью XXI века. Без приезжих не обойтись ни такому мегаполису, как Москва, ни такому развивающемуся региону, как Нижегородский край. И нам стоит не пассивно или даже агрессивно воспринимать это новое явление — но активно взаимодействовать, и прежде всего в культуре!

В столице живет около миллиона азербайджанцев. Еще больше здесь тех, кто привык отмечать день весеннего равноденствия — Навруз, календарный праздник древнеиранской цивилизации. Но только в прошлом году на ВВЦ (бывшей ВДНХ) отпраздновали этот радостный весенний рубеж.

В Москве уже не первый год действуют культурные сообщества азербайджанцев, выходит газета, а в самом центре близ Азербайджанского посольства поставлен памятник великому поэту Низами Гянджеви. И все же это лишь первые шаги огромной работы, которую предстоит сделать привычной и регулярной.

Городское правительство в 2006 году решило подтвердить многокультурность нашей столицы на официальном уровне. Рассуждали примерно так: если Москва празднует Рождество и Масленицу, а в последние годы и дни святых Патрика (ирландский праздник) и Валентина (католические корни, хоть и с новым смыслом), то почему бы городу, значительная часть населения которого связана с иранскими и тюркскими традициями, не отметить и Навруз — Новый год?

Праздновать Навруз решили на ВВЦ: недаром же там так много символов «дружбы народов» — национальные павильоны бывших республик СССР, да знаменитый фонтан!

Пожилой азербайджанец Заур, с улыбкой подошедший ко мне, стал объяснять:

— Кто-то по невежеству своему называет Навруз праздником мусульманским. Но это не так. Еще в далекие доисламские времена его отмечали как начало нового года на огромных просторах — от знакомого нам Ирана и Азербайджана до степей Казахстана. Однако в Исламе есть такое правило: принимаются все обычаи и праздники глубокой древности, но при условии, что они не противоречат шариату. Таким образом доисламская старина включается в жизнь мусульман.

— Но ведь есть люди, которые говорят: Навруз — это бидаат, то есть «новшество в Исламе», и оно недопустимо!

— Конечно, в Коране и в Сунне такого праздника нет. Но повторю: по мере распространения Ислам охватывал культуры разных народов. И главные религиозные праздники оставались неизменны. Но, по согласованному мнению многих авторитетных алимов (мусульманских ученых), Навруз остался календарным нерелигиозным праздником, при условии, что празднующие имеют исламское мировоззрение и не придают ему свойств, противоречащих шариату. В этом гибкость исламской культуры и ее жизненность!

Кто только не собрался в тот день на ВВЦ у павильона «Рыболовство»: иранцы, турки, афганцы, таджики, азербайджанцы, казахи, туркмены и узбеки буквально уводили москвичей своими яркими шелками, сверкающими серьгами и браслетами в сказочный мир Шехерезады. Здесь русские лица терялись в пронзительно черных глазах Востока.

Москвичи первым делом отправлялись на дегустацию национальных блюд. В этот день на Востоке принято есть сималыку — блюдо из пророщенной в течение шести дней пшеницы. Варят ее только пожилые люди, которые специально перед приготовлением блюда омываются и одеваются во все белое. Готовят блюдо 24 часа, не спят до утра, поют песни. А кто-то уверяет, что во время приготовления сималыки прилетают 30 ангелов…

Насладившись национальными блюдами, гости знакомились с небольшими выставками разных стран, отмечающих Навруз. Потом заглядывали в юрту.

— В киргизской юрте левая сторона принадлежит мужчине, а правая — женщине, — рассказала сотрудница Государственного музея культуры народов Востока Майя Галиева. — Напротив входа всегда находится своеобразный сундук с драгоценностями. Слева — седла, сбруя и одежда добытчика, справа — кастрюли, игрушки и одежда хранительницы очага и детей. В летней юрте стены обиты белым войлоком, на зиму проводят электрическое отопление и добавляют еще два слоя войлока. В центре юрты плитки-буржуйки и костры ушли в прошлое. Если посмотреть на так называемый потолок юрты, то можно увидеть круг, разделенный на четыре части, каждая из которых символизирует время года. У многих народов Востока это число является сакральным. А весь годовой цикл представлен в самой юрте — можно увидеть признаки зимы, весны, лета и осени в тонах подушек и паласов.

Официальные лица из московского правительства и посольств некоторых мусульманских стран после гала-концерта, где выступали представители их народов, поделились своими впечатлениями. Чрезвычайный посол Исламской Республики Иран Голамреза Ансари признался прессе:

— Я бывал во многих странах и хочу сказать, что столица России — в числе самых красивых городов, она замечательная и чистая. Мы рады тому, что Навруз отмечается в Москве. Для иранского народа этот праздник — Новый год. Это обновление и оживление природы. Люди и природа гармоничны в этот день. Мне кажется, что празднование подобного праздника в Москве — самая хорошая инициатива по сближению народов и культур. Этот торжественный день иранцы всегда отмечают роскошно, хотя он в нашей стране и не имеет отношения к религии. Это праздник нашей глубокой древности.

— В столице живут представители более 160 народностей, — рассказал Председатель Комитета межрегиональных связей и национальной политики Москвы Алексей Александров. — Более десяти народов, живущих с нами, отмечают Навруз. Этот праздник уходит корнями в глубокое прошлое. Прежде всего это весеннее обновление, очищение и взаимопонимание. Мне кажется, что жители многонационального мегаполиса получили еще один повод лучше узнать друг друга, познакомиться с традициями. Мы представили лишнее доказательство того, что нужно жить в мире!

Отметить Навруз на ВВЦ приехало около пяти тысяч человек, хотя желающих было более 20 тысяч. Но места на всех не хватило. Навруз следующего года московские власти обещают провести более масштабно.

Пусть же этот добрый пример Москвы подхватят и разовьют все наши российские города, где мы встречаем «людей Навруза»!

Джаннат Сергей Маркус, культуролог/p>

Книжная полка

Татаринцев В.Г. Мой город любимый. — Н. Новгород: Изд-во ННГУ, 2006. — 260 с.

Валерий Татаринцев — человек богатой биографии. В пятилетнем возрасте он попал в Баку, окончил факультет журналистики Бакинского государственного университета, стал дважды чемпионом Азербайджана по тяжелой атлетике. Бакинские воспоминания и легли в основу ста с лишним историй о людях, с которыми жил, дружил, работал полковник МВД В. Татаринцев. В книге нет ничего придуманного, в основе каждого рассказа конкретные люди, с которыми автора свела судьба. Среди них простые труженики, горожане, видные чиновники и государственные деятели. Сам автор давно уже не живет в Азербайджане, но по-прежнему считает себя бакинцем, ведь бывших бакинцев не бывает.

Родной язык: сборник стихов, прозы / РНКАТНО; МНКАА; сост. Н. А. Кустова; отв. за вып. Д. В. Мухетдинов; предисл. С. Маркуса. — Н. Новгород: Изд-во НИМ «Махинур», 2007. — 64 с.

Язык — бесценный дар, которым наделен человек. В разных странах мира люди говорят на 6 000 языков. Каждый с самого рождения в совершенстве знает по крайней мере один язык — родной. Свои вдохновенные строки любви к азербайджанскому языку высказали литературовед, педагог Ахмед оглы Кочарли и поэт Наби Хазри, призывая бережно относиться к родному языку, живому наследию азербайджанского народа. Благодаря своей легкости азербайджанский язык усваивался и соседними народами. Долгое время он был языком межнационального общения на Кавказе. Об этом писал замечательный русский поэт М. Ю. Лермонтов: «Начал учиться по-татарски (по-азербайджански), язык, который здесь, и вообще в Азии, необходим, как французский в Европе».

Нет на земле языка, который бы не заслуживал уважения. 890 мероприятий по проведению Года русского языка пройдет в 76 странах мира. Эта акция позволит поддержать тех, кто знает и ценит русский язык и русскую культуру в регионах, исторически связанных с Россией. Знают русский язык и в Азербайджане, интерес к го изучению там по-прежнему очень большой. «Мой сын, с наукой русской будь знаком и овладей ты этим языком», — призывал азербайджанский поэт Сеид Ширвани. Сегодня в Баку работают русские театры, издается много газет на русском языке, среди них самые популярные «Бакинский рабочий», «Вышка», еженедельник «Зеркало». Русский язык по-прежнему остается языком межнационального общения, языком науки и культуры, помогает развиваться и строить будущее — значит нельзя искусственно разорвать связи между русским и азербайджанским народами.

МОЗАИКА

Коллекция цитат

Что ни пошлет беда, что ни пошлет удача,

Приемли в жизни все, то радуясь, то плача.

И если счастье сам ты взять себе не мог,

Его не смогут дать ни царь земной, ни Бог.

Мирза Шафи Вазех


Даты и события марта

70 лет со дня расстрела в Баку около 400 заключенных, жертв 1937 г.

21 — День Навруза.


Диалог цивилизаций

«Я прибыл на родину, в давно любимый и желанный
мой пролетарский Баку»

Баку имеет более чем тысячелетнюю историю. Свидетельства о нем встречаются и в сочинениях русских путешественников, паломников, купцов. Интерес к истории «города ветров» рос с каждым днем, азербайджанская тематика проникла в художественную литературу. Самые разные исторические эпохи рождали произведения об этой стране.

В 1892 году в Баку приезжает в поисках работы А. М. Горький. Первая встреча с городом произвела сильное впечатление на него, его удивила тяжелая жизнь бакинских нефтяников, невыносимые условия работы. Горький отказался от намерения избрать Баку местом работы. Летом этого же года он покинул город. Позднее воспоминания о Баку, о поразивших его нефтяных промыслах, легли в основу многих очерков, опубликованных на страницах «Одесских новостей», где Горький работал специальным корреспондентом на Всероссийской промышленной и художественной ярмарке в Нижнем Новгороде. В 1896 году Горький написал статью «Павильон товарищества братьев Нобель». Это был рассказ о событиях, оставивших глубокий след в памяти молодого писателя.

«Нефтяная промышленность на выставке представлена т-вом Бр. Нобель и, нужно отдать справедливость т-ву, — его павильон один из интереснейших на выставке. Построенный в строго выдержанном мавританском плане, он внутри расписан арабесками, вмещает в себя прекрасно написанную Шильдером панораму «Черного городка» и еще несколько картин этого художника и всю технику добывания и обработки нефти, представленную… полной коллекцией орудий бурения, моделей складов, наливных судов, буровой вышки и т. д.», — писали «Одесские новости» 28 августа 1896 года.

В самом Баку внимательно следили за творчеством писателя. С 1900 года бакинские газеты и журналы систематически печатают работы Горького. Каждое новое произведение писателя вызывало на страницах бакинских газет живую реакцию, споры.

По просьбе редакции газеты «Баку» А. М. Горький пишет статью «О кавказских событиях», в которой говорит: «Я так люблю эту прекрасную страну, олицетворение грандиозной красоты и силы ее горы, окрыленные снегами, долины и ущелья, полные веселого шума быстрых, певучих рек, и ее красивых, гордых детей».

В 1897 году Горький вновь приезжает в Баку и посещает его нефтяные промыслы. Сопровождал его в этой поездке знаменитый ученый и публицист Гасанбек Зардаби. Его дочь Гариб Солтан Меликова в своих воспоминаниях писала: «Не помню, это было или в 1896-м, или 1897 году. Папа тогда работал в редакции газеты «Каспий». Он однажды, послав курьера, сообщил маме, что к нему в редакцию пришли дорогие гости из России, что их надо по-достойному встретить… Мы надели новые платья. Вечером гости с папой пришли к нам, мама их встретила на веранде… Мама готовила постель для гостей, но они не остались у нас и говорили, что имеют места в гостинице. Папа только утром нам сказал, что один из гостей был писатель Максим Горький, другой — певец Шаляпин…».

Уезжая из Баку, Горький увозит с собой большую любовь к азербайджанскому народу и его культуре и создает ряд художественных произведений, непосредственно связанных с Азербайджаном. Он публикует цикл очерков под названием «Разбойники на Кавказе», которые помогли внести ясность в один запутанный вопрос из области азербайджанской фольклористики: провести разграничительную черту между разбойничьей деятельностью Кара Наби, обыкновенного грабителя и бандита, и освободительной борьбой популярного в народе Гачага Наби, возглавившего в конце XIX века крестьянское движение в Азербайджане. Жизни азербайджанского народа писатель посвятил очерк «Праздник шиитов», который А. М. Горький написал в Метехской тюрьме, куда его посадили по обвинению в участии в Батумской социал-демократической организации. В окно тюрьмы писатель наблюдал сцену траурного кровопролитного обряда «магеррамлик», который верующие мусульмане исполняли 17–22 мая 1898 года в квартале Авлабар на Шейтан-базаре. Потрясенный зрелищем, Горький описал его во всех подробностях. Вернувшись после ареста на Волгу, он опубликовал очерк в «Нижегородском листке».

В следующих очерках, вынесенных из поездки по Азербайджану в 1927 году, писатель обобщил в очерках «По Союзу Советов».

В 1934 году в Москве Максим Горький познакомился с Самедом Вургуном, который был потрясен мудростью писателя: «В его груди билось сердце большого человека, человека, который шел трудными и сложными путями, который перелистал все страницы жизни. Беседы Горького были обычно кратки и просты, но всегда полны глубокого содержания. Всем своим обликом, характером движений он напоминал наших мудрых мудрецов, пытливым взором проникающих в глубины жизни».

Именем великого русского писателя в Баку названа одна из центральных улиц города


Страна поэзии

По-разному называют этот праздник в календаре стран мира: День матери, День материнства и красоты. В Азербайджане 8 Марта по-прежнему отмечается как Международный женский день. В каждом доме в это день поздравляют сестер, жен, дочерей. Особые слова любви, признательности адресованы матерям, чья мудрость и терпение, нежность и готовность к самоотречению заслуживают самых высоких наград. Ведь мама так много значит в жизни каждого из нас! Пусть наступившая весна принесет в ваш дом достаток, согласие, счастье, любовь и уверенность в завтрашнем дне.

Матери

Щеку щекочет легкий ветерок,

А кажется, что это — ты, родная.

Мне песенка послышалась в тиши,

То не твои ли баяты, родная?

И струйки дыма горного костра

Мне кажутся твоими волосами,

И сдвоенные звезды с высоты

Глядят твоими добрыми глазами.

На сумрачные горы ты весной

Свое распространяешь обаянье,

И даже солнца теплые лучи

Я принимаю за твое дыханье,

И силу мне дарит любовь твоя,

И пониманье красоты, родная.

Она меня на подвиги зовет,

И сбудутся твои мечты, родная.

Эльмира Касумова

Полосу подготовила Н. А. Кустова

След в истории

Пусть умрет Кер-оглы — все равно в родной земле останется.

Азербайджанская пословица

Кер-оглы — один из любимейших героев азербайджанского народа, заступник бедняков, враг угнетателей, борец за свободу своей родины. Об отважном воине народ веками собирал песни, которые легли в основу эпоса «Кер-оглы». В героических песнях отражена борьба Азербайджана за свободу и независимость. Историческое прошлое страны привлекало внимание многих исследователей.

Образ отважного воина заинтересовал знаменитую французскую писательницу Жорж Санд (1804–1876). Дважды она обращалась к тексту «Кер-оглы». Первый перевод в сокращенном варианте вышел в журнале «Независимое обозрение» и не нашел поддержки у читателей: «Я была возмущена до глубины души и возмущаюсь до сих пор равнодушием читателей, которые предпочитают этим удивительным, необычным песням в стиле восточных импровизаторов современные романы». В 1853 году писательница вновь обращается к знаменитому эпосу и осуществляет полный перевод на французский язык текста «Кер-оглы», который вошел в «Иллюстрированные произведения Жорж Санд». Для своей работы она использовала английский перевод азербайджанского эпоса польского поэта-ориенталиста Александра Ходзько. Смелость, великодушие, верность данному слову восхищают самую пламенную в мировой литературе искательницу «идеальной правды» и «идеального человека». Издание было иллюстрировано, в числе авторов рисунков был и сын писательницы Морис Санд.

В течение веков имя Кер-оглы было символом бесстрашия и мужества. Именем легендарного героя называли самых храбрых солдат Великой Отечественной войны.

Слава о безумном смельчаке, готовом пожертвовать собой за счастье народа, подвигами обессмертившем свое имя, жива и поныне в сердцах благодарных потомков. В 2006 году в Нижнем Новгороде с завода «Красное Сормово» сошел нефтеналивной танкер «Кер-оглы», построенный по заказу азербайджанского государственного Каспийского пароходства.

«Вы не читали "Кер-оглы"? Читатель, что ж вы читаете в таком случае? Как? Вы не читали "Кер-оглы"… О, если бы я была на вашем месте, мне стыдно было бы признаться в этом. Прежде чем вы прочтете эту замечательную историю, вам необходимо уяснить себе, что это быль, что знаменитый Кер-оглы, о котором вы ничего не слышали, — персонаж исторический… Он был больше, чем поэт, больше, чем король, больше, чем философ. Он был самым почитаемым человеком… когда вы с ним познакомитесь, вы поймете, что это такое», — как призыв к современному читателю звучат слова знаменитого романтика XIX века Жорж Санд.

 

Нравится

 

 Напечатать текущую страницу Напечатать текущую страницу

 Отправить статью другу Отправить статью другу

 
       

Региональная национально-культурная

автономия татар Нижегородской области

 

Общая информация об общине

Информация о РНКАТНО

Председатель и лидеры автономии

Официальные документы и заявления

Проведенные мероприятия

Контактная информация

 

  (c) При копировании материалов сайта, ссылка (гиперссылка) на www.nizgar.ru обязательна!